Как это было на самом деле… ( 23 дня заточения в 10м отсеке)!

Мы не однократно упоминали, да и в истории К-19 в хронологии событий — это событие занимает особое место. 23 дня заточения в ограниченном пространстве ( в задраеном 10 м отсеке), и потом вернуться на «свет божий» без потерь в личном составе. Это, согласитесь, — мужественный и героический поступок!

К-19 вовсе не не везучая!

К-19 Героическая!

В 1961 году матросы героически отдали свои жизни ради спасения всего экипажа

В 1972 году 12 матросов героически и стойко сохранили свои жизни, и тоже предотвратили гибель экипажа, все таки 10 й кормовой отсек — торпедный. И кто знает доберись пожар до него что бы было с лодкой…

42.jpg             resize-of-img_0011.JPG

12 матросов                       10й кормовой отсек К-19

После публикации передачи «Как это было…» ( http://k19.ru/?p=697 )

на нашем сайте, где расказывалось о судьбе К-19.

О аварии реактора и о трагедии 72 года, в том числе и заточении матрсов.

У двух наших постоянных посетителей и непосредственных участников

Владимира Смолярова и Владимира Троицкого

40.jpg

Как говорится «накипело», и они решили высказаться и рассказать широкой публике как было на самом деле.

«Хочу начать с того, что АПЛ-К19 не была не счастливой, потому что всякий раз когда она аварийная возвращалась на базу то после ремонта опять становилась в строй и продолжала нести боевые дежурства. по охране родных рубежей

И еще , тут мичман утверждает, что якобы хотел открыть клапан подачи воздуха высокого давления. У меня возникает вопрос, где был мичман в то время когда начался пожар. Любой подводник знает, что всякие действия связанные с подачей воздуха высокого давления в отсек или подтопления отсека выполняется только с разрешения командира корабля. Разрешения на подачу воздуха высокого давления насколько я помню не было, потому что не было запроса. Подтопление 9 отсека было произведено частично с разрешения центрального поста. Поскольку Поляков спросил добро на подтопление.

Еще я хочу сказать, что Иван Петрович сильно выдумывает, называя нас молодыми и неопытными моряками, которые не знают куда открывается переборка. Это высказывание меня, Смолярова Владимира и кореша, моего Троицкого Владимира сильно обидело. С корешем мы переписываемся, и этот ролик вызвал у нас кучу негодования.

Во- первых ,прежде чем идти на боевое дежурство экипаж проходит обучение не смотря на то что многие из нас уже имели за плечами не одно боевое дежурство. Не спорю, были моряки у которых это было первое боевое дежурство , но там были еще те у которых уже было до этого два боевых дежурства на АПЛ К40 это я Смоляров Владимир, Троицкий Владимир и Киндин Сергей. Ну а по поводу выхода из отсека то это было сказано Давыдовым ,что он яко бы где то читал что люди выходили из задымленных помещений обвязав лицо мокрым полотенцем. Данное предложение конечно сразу же было пресечено

Насчет потери сознания ,я лично и кореш мой не помним, чтобы кто-то терял сознание и в аппараты никто не включался. Когда начался пожар то я задраил переборку и позвал Троицкого на помощь ,поскольку один удержать ее не мог, так как из 9 отсека пытались ее открыть и мы с Троицким держали рукоятку до тех пор пока не перестали давить на нее с 9 отсека. Рядом с нами ни кого не было и ни какой упор мы не ставили и пожар начался до подъема, до завтрака было еще далеко. Мичман Храмцов не отдавал приказ Кирилову ставить раздвижной упор поскольку мичман и Кирилов были в корме.

После того как лопнул трубопровод высокого давления в 9 отсеке и к нам стал просачиваться газ через сальниковые соединения опять же мы начали подтягивать гайки что бы уменьшить проникновение угарного газа к нам , ну а мичман (один из опытных мичманов) говорит: «Давайте включатся в аппараты»- тогда я у него спросил: «А сколько аппаратов?», он ответил: «Шесть». Я спрашиваю: «А нас сколько?»- он говорит: «Двенадцать». На, что я ему сказал: «Брось их в корму и забудь про них». После этого случая с аппаратами, мы с Троицким заключили негласный союз спали по очереди ,то есть несли дежурство так на всякий случай что бы никто не сходил в «самоволку». Теперь иногда у меня возникает мысль, что мичманы, наверно про эти аппараты не забыли когда я посмотрел фильм по ТВ про аварию и где мичман Храмцов говорит, что давали морякам подышать из аппарата, кому было совсем тяжело.

Это бред сивой кобылы.

Подводники прекрасно знают что ип46 после включения необходимо раздышать, а после того как раздышали он работает всего шесть часов, ну мы как вам известно находились в отсеке 23 суток ,не понятки получаются. Что я могу сказать про масло в банках, то я такого не помню, за то я отлично помню как мы ели хлеб проспиртованный, доставая его из целлофановых пакетов и пасту томатную в десятикилограммовых банках, а также капусту в банках.

Еще, вспоминаю, как от высокой температуры стали дымиться шкафчики в офицерской каюте, мы их отдирали от переборки, мочили в трюме все тряпки и обкладывали переборку, поливали ее водой, краска на переборке от высокой температуры , также дымилась, вспучивалась, выделяя угарный газ. Еще одна не маловажная деталь, что благодаря этим «неопытным» морякам (как говорит Храмцов) Поляков с Храмцовым сейчас имеют возможность давать интервью в передаче, о тех событиях 1972 года.
Я не помню про фильтры из одеял ,зато помню, как ходили в туалет в трюме в целлофановые пакеты по «тяжелому» и потом завязывали их ну а по «легкому» ходили просто так в трюм. Про то что начали болеть также не помню, у нас лежал только один моряк, у него что- то было со спиной и мы Троицкий и Смоляров натирали ему спину спиртом и укутывали одеялами.

У меня был магнитофон и пока не сели батарейки слушали музыку слова из песни у меня до сих пор из головы не выходят: «Ночью в тихих улочках Риги. Ночью фонари лишь искрятся . Слышат века что ты от меня далека так далека что тебя я не слышу.» Когда нас пришли выводить из отсека через 23 суток , да мы были обессиленные но шли сами . Выносили только Серегу Киндина. Выводили нас в 4 отсек, там размещали в пеналах и майор медик давал по половинке лимона, заставляя его есть .После укуса лимон покрывался кровью, а десна больно щипало , но это уже была боль радости. Мы остались живы.

Мы еще не знали сколько человек погибло и кто погиб. Одного я не могу понять почему во всех выступлениях только Поляков и Храмцов. Неужели больше героев нет , почему- то ни слова про командира лодки Кулибабу, про зама Веремьюк и про остальной личный состав экипажа. Или опять очередной надуманный сценарий. Насколько мне известно, что тайно ни кого не хоронили и не награждали тайно.

Лично мне награду орден «Красной Звезды» вручали на гражданке в военкомате. Как раньше говорили, награда нашла своего героя.

Встаньте все кто сейчас водку пьет, и поет замолчите, и выпейте стоя, наш ракетный подводный наш атомный Флот отдает честь погибшим Героям!!!

Извините если кого обидел, но написано так как было, это наши воспоминания мои Смолярова Владимира и Троицкого Владимира..»
 

Один отзыв на статью “Как это было на самом деле… ( 23 дня заточения в 10м отсеке)!

Добавить комментарий