Олег Евстахиевич Адамов, последний командир К-19

 

Олег Евстахиевич Адамов

Олег Евстахиевич Адамов

» Новая Газета»  2006 год.

Интервью с последним командиром легендарной атомной подлодки «К-19»

 

n20n-s22.jpg

   19 марта Россия и ее Военно-морской флот отмечают 100-летие отечественного подводного флота. В этот день век назад император Николай II издал Указ о классификации судов военного флота, где впервые в их составе были отдельно выделены подводные лодки.
О том, как встречают свой профессиональный юбилей наши подводники, мы решили поговорить с Олегом Евстахиевичем АДАМОВЫМ, капитаном I ранга, председателем правления Мурманского регионального общественного фонда «100 лет подводному флоту», последним командиром атомной подлодки «К-19».

n20n-s23.jpg

    — Олег Евстахиевич, недавно нобелевский лауреат Михаил Горбачев выдвинул экипаж советской атомной подлодки «К-19» на соискание Нобелевской премии мира за 2006 год. Как вы относитесь к этому?
       — Положительно. Думаю, это станет знаменательным прецедентом — впервые в истории человечества военные моряки-подводники выдвигаются на присуждение премии за спасение мира от угрозы ядерной войны. Ведь случившаяся в июле 1961 г. авария на «К-19» грозила третьей мировой войной. Ценою жизней наших товарищей, найдя решение для ликвидации аварии, экипаж «К-19» спас тогда мир от ядерной катастрофы…

 

 

 — Говорят, над «К-19» с самого начала висел рок. Недаром моряки прозвали ее «Хиросима»…
       — Морякам-подводникам, в разное время служившим на субмарине «К-19», пришлось пережить три серьезные аварии, «наглотаться» радиации и похоронить около сорока товарищей. «К-19» сошла со стапелей завода «СЕВМАШ» в 1959 г. 2 ноября 1960 года субмарину приняли в эксплуатацию. С самого начала она оказалась невезучей: люди погибали еще на строительстве. Бутылка шампанского, которую по традиции бросили в борт корабля в момент его спуска на воду, с первого раза не разбилась…
… 4 июля 1961 года «К-19» шла Датским проливом в район военных учений.
В 4.07 с пульта управления поступил тревожный сигнал: «Падает давление в 1-м контуре кормового реактора». Экипаж подлодки начал отсчитывать время до ядерного взрыва. Это было недалеко от норвежского острова Ян-Майен. Лодка находилась близ военно-морской базы американцев, и наши моряки понимали: случись что — о них, скорее всего, даже никогда не узнают. Командир «К-19» Николай Затеев собрал членов аварийной группы и честно объяснил, на что они себя обрекают.
Аварийщики были в изолирующих костюмах и масках. Но маски были неудобные, поэтому их срывали и дышали радиоактивным газом. Технически аварию устранили быстро: минут за 15—20. Но за это время Борис Корчилов получил 5400 бэр (биоэквивалентов рентгена), Юрий Ордочкин — около 3000 бэр, остальные — меньше. Но все — смертельные дозы. Тепловой взрыв предотвратили, но радиация начала последний отсчет жизней моряков.
Около суток командование штаба ВМФ не знало, куда исчезла «К-19». Днем в штабе стало известно, что на подлодке произошла авария. Вскоре в район дрейфа прибыл советский крейсер. Следом — дизельная подводная лодка. Всех членов экипажа эвакуировали, а саму «Хиросиму» отбуксировали на базу Северного флота.
Всех аварийщиков в тот же день из Полярного на вертолетах отправили на Большую землю — в Институт биофизики. В течение шести дней от лучевой болезни умерли лейтенант Борис Корчилов, старшина I статьи Юрий Ордочкин, старшина II статьи Евгений Кошенков, матросы Николай Савкин, Валерий Харитонов, Сергей Пеньков, главстаршина Рыжиков. Их тела в свинцовых гробах похоронили тайно, не сообщив о месте захоронения даже родственникам.
       — Как известно, после этой аварии командование приказало затопить «К-19»…
       — Да, был такой приказ. Экипаж получил указание готовить субмарину к отбуксировке в район Новой Земли для ее затопления. Но оставшиеся в живых решили во что бы то ни стало сохранить лодку, за спасение которой восемь товарищей отдали жизни. Моряки втайне от начальства дезактивировали «К-19». И подлодку решено было сохранить с последующей модернизацией… Экипаж получил правительственные награды.
       — Но тогда никто не подозревал, что ждет субмарину в будущем…
       — Да. В ночь с 14 на 15 ноября 1969 года носовая часть «К-19» заходила ходуном от страшного удара, погас свет, лодка пошла вниз. Всплыть все-таки удалось. Уже на базе увидели гигантскую вмятину. Позже узнали: «К-19» столкнулась с американским подводным атомоходом «Гэйтоу». В тот раз «К-19» и ее экипажу повезло…
       — А когда не повезло?
       — 24 февраля 1972 года. Тогда «К-19» возвращалась домой из Северной Атлантики. Слева по борту находилась Америка. В 10.23 на глубине 200 метров в 9-м кормовом отсеке начался пожар. Как и в 1961 году, сначала пытались что-то предпринять еще под водой, затем всплыли. На море бушевал шторм: сначала 7—8 баллов, потом 10—12.
«Холодная война» была в разгаре. От помощи американцев советские подводники отказались.
Первую помощь «К-19» получила, когда суток через 5—6 после начала пожара прибыли большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Дрозд» и корабль-спасатель. Началась эвакуация личного состава.
В операции по спасению «К-19» принимало участие более 30 кораблей и судов, она длилась около месяца. Подлодка возвратилась на базу 4 апреля. На «К-19» остались тела погибших и двенадцать «пленников»… На 23-и сутки еле живые моряки услышали долгожданный стук из 9-го отсека. К тому времени на ногах держались только двое. Их выносили на руках, каждый потерял в весе до 20 кг. Их не обвиняли в аварии. Их наградили. Тайно. Так же тайно, как и похоронили 28 погибших…
       — А как отнеслось к подвигу моряков тогдашнее советское руководство?
       — Командование Северного флота представило 18 членов экипажа к присвоению звания Героев Советского Союза. Но Хрущев отреагировал отрицательно: «За аварию Героев не дают!». О катастрофе на «К-19» молчали почти 30 лет. Скрытно, без почестей, без присутствия родных похоронили погибших подводников. Не знали даже, где находятся их могилы, которые совершенно случайно обнаружили на Кузьминском кладбище в Москве в середине 70-х. В 1998 году там был поставлен памятник. В том же году рядом с товарищами похоронили и командира подлодки Николая Владимировича Затеева — такова была его воля.
       — Похоже, в США с большим уважением отнеслись к подвигу советских моряков, чем в России, свидетельством чему является американский фильм «К-19: оставляющая вдов»…
       — Вы правы. В годы перестройки «демократическое» руководство России относилось к морякам-подводникам не лучше, а, пожалуй, еще хуже, чем в хрущевское время. По крайней мере вреда нанесли больше. Вот вы упомянули американский фильм «К-19: оставляющая вдов». Там много правды, за что мы должны быть благодарны и режиссеру Бигеллоу, и Харрисону Форду, прекрасно сыгравшему роль Затеева. А вот к деталям, касающимся повседневной работы и быта подводников, есть немало претензий. Например, само название «Оставляющая вдов»… Вдов оставить ребята не могли: все были молодые, неженатые…
       — Выходит, тех, кто знал, что реально происходило на борту «К-19», создатели фильма обошли стороной?
       — Не совсем так. Режиссер фильма и Харрисон Форд приезжали к нам, беседовали с членами экипажа, в том числе и со мной. Мне даже выплатили за это 500 долларов в качестве гонорара за консультации.
       — Вам с 1987 по 2001 г. довелось командовать подводной лодкой «К-19», то есть в советское время, а затем — в период рыночных реформ, напрямую затронувших армию и Военно-морской флот. Наверное, вы лучше, предметнее, чем кто-либо, можете сравнить происшедшие перемены…
       — Командир подводной лодки получал в 80-е годы 900—1100 рублей. Огромная сумма по тем временам. Плюс валютные боны, если выходил на задание в море. Получалось до полутора тысяч рублей в месяц. Когда мы возвращались домой, то по многу раз летали с семьей в Ленинград, куда авиабилет стоил 23 рубля, или в Москву, что стоило 29 рублей. А подводникам после длительного пребывания в своем узком, замкнутом пространстве была необходима психологическая разрядка.
Сегодня командир подлодки получает 30—32 тысячи рублей, а когда выходит в море — процентов на 30 больше. Авиабилет в экономическом классе от Мурманска до Москвы стоит 6 тысяч рублей. Если даже один раз слетаешь туда- обратно, бюджет семьи не выдержит. Но дело не только и даже не столько в материальном факторе, хотя он и играет существенную роль. Раньше мы были элитой Военно-морского флота…
       — А что же сами моряки-подводники — сидят сложа руки?
       — Созданный нами фонд «100 лет подводному флоту» под руководством Героя Советского Союза адмирала В.Н. Чернавина участвует в мероприятиях по празднованию юбилея. Но праздник праздником, а нужны дела. В Тверской области наш фонд инициировал программу строительства жилья для моряков-северян из Снежногорска. Для них уже построены 192 квартиры, планируется еще.
Готовим программу по оказанию помощи в переселении более 10 тысяч семей офицеров с Севера. У нас есть помощники. Средства на реконструкцию памятника погибшим морякам-подводникам «К-19» в Полярном, например, изыскал генерал-майор, вице-президент Всемирной академии наук комплексной безопасности В.И. Цай. Московский предприниматель А.В. Никишин выпустил альбом «Русские подводники», готовит документальный фильм-сериал о жизни наших моряков. Таких примеров немало.
И, пользуясь случаем, хочу от души поздравить всех моряков-подводников России с нашим праздником!

       Игорь СЕМЕНИХИН
       20.03.2006

Материал взят из газеты «Новая Газета». 2006 год.

18 отзывов(а) на статью “Олег Евстахиевич Адамов, последний командир К-19

  1. Что можно сказать.несчастливая судьба у корабля.вот и не верь после этого в приметы(бутылка шампанского).Ну а наши моряки.как всегда на голом энтузиазме.проявляли чудеса мужества и героизма!Ну о ситуации нынешней.все и так знают.Зарплаты нищенские.льгот минимум.Все идет к тому.что скоро и служить некому будет.

  2. Насчет примет и несчастливой судьбы. Думаю, что все же К-19 была счастливой. Счастливой своими экипажами, теми замечательными людьми, что служили на ней (некоторых знаю лично).
    А по поводу бутылки шампанского и примет — неужели «Курск» счастливее? Или К-8? Или К-219?… список можно еще долго продолжать.

  3. Я с Вами соглашусь. Вы наваерное правы. К-19 все таки счастливая. Как говорится, сколько её жизнь «не ломала, не крутила» она всегда выходила из этих трудностей с победой!

  4. Александр Ноябрь 15, 2007 at 19:24 -

    Счастливой лодку делали матросы, мичманы, офицеры. Было не легко, но экипаж был твердо уверен в том, что наша родная «Хиросима» должна быть в строю после любой, даже самой страшной аварии. К ней относились не как к куску железа, а как к живому организму. Наверное это и есть самое главное. А что касается примет — все мы отчасти суеверные, особенно подводники.

  5. Я согласен с Александром. Экипаж делал, лодку счастливой и относился как к живому существу. В знак благодарности она выдержала, такой шторм и осталась, на плаву не дав погибнуть остальным.

  6. я знаю что АДАМОВ живет в ПИТЕРЕ
    нас с ним связывало чуть больше чем служба,хоть я и был старшиной а он командиром)
    может кто подскажет как с ним можно связаться?
    буду благодарен
    мой мейл vlasovfamily@mail.ru
    мой тел +79219646803

  7. Сергей Куницын Январь 24, 2008 at 18:11 -

    Как вам кажется, командир должен появляться на корабле хотя бы раз в год?
    Я за год пребывания на лодке, к сожалению его ни разу не видел. Ну и он меня соответственно тоже…своего матроса. А вот капитан третьего ранга Горюнова, командира БЧ-5, я и довольно долго считал своим командиром, пока случайно не узнал, что где то существует юридический так сказать командир.

  8. «Их наградили. Тайно. Так же тайно, как и похоронили 28 погибших…»
    Возможно, наградили тайно — это было в Гаджиево,
    в ДОФе. Но столько народу на похоронах, я никогда и нигде не видел. Возможно, я и не прав — мне было тогда 10 лет… И я мало что помню. Но у меня есть фотографии награждений и похорон — зкипажа и когда летали на родину дяди Левы (Циганкова). Это фотоархив моего отца. Он умер в 1984 году.
    Был замполитом у Виктора Павловича, тогда, в 72-м…

  9. К-19 была счасливой лодкой в умелых руках.Была гордость,что мы защищаем нашу Родину,благодаря умным и грамотным действиям моих командиров,офицеров,мичманов и всего личного состава.Степанов Сергей отслуживший на К-19 ,15,5лет

  10. Поздравляю всех с днем ВМФ ! Передо мной лежит фотография экипажа К-19 набора август 1971-1973 гг.. В центре зам.полит. Паненко А.М. и 13 моряков. Пихтов Н.В., Люлин Н.М., Азанов С.Н., Давденко В.В., Трифанов В.И., Сураев А.В., Шишканов В.В., Спицын М.И., Жиляк Н.В., Кучко О.В., Мухарямов Р.А. (это я), Кузнецов И., Емельяненко В.Н. Я помню вас всех, пишите.

  11. Поздравляю всех с днем ВМФ ! Передо мной лежит фотография экипажа К-19 набора август 1971-1973 гг.. В центре зам.полит. Паненко А.М. и 13 моряков. Пихтов Н.В., Люлин Н.М., Азанов С.Н., Давыденко В.В., Трифанов В.И., Сураев А.В., Шишканов В.В., Спицын М.И., Жиляк Н.В., Кучко О.В., Мухарямов Р.А. (это я), Кузнецов И., Емельяненко В.Н. Я помню вас всех, пишите.

  12. Геннадий Алябьев Октябрь 10, 2009 at 23:12 -

    Суеверия присущи нам словянам.Живу в Керчи и работал на судостроительном заводе «ЗАЛИВ»судовым электомонтажником.Строили в основном танкера водоизмещением180т.т.и.80т.т.,лихтеровоз «Севморпуть»,сторожевики-которые шли на дальний восток,последний»Гетьман Сагойдачный»стал флагманом украины.Ни одного заказа не ушло с завода без крови,хочу заметить,что все нещастья происходили из-за горячки,нарушения техпроцесса,гонки дабы вовремя рапортовать и личного разгельдяйства,и халатности.

  13. Мое мнение,много зависит от командира ПЛ, благодаря нашему Дмитрову мы достигли мастерства и тушили любое возгорание на корню. Я ему очень благодарен за выучку.При его командовании было спокойно служить.Очень был человечный Журавлев помошник командира.

  14. помню многих могу прислать фотки служил с1971-по1975гг в первом экипаже КГДУ(командиром 2 отека),к-р Пивнев спк Соценко к-р БЧ-5 Разуваев

  15. Я благодарен судьбе что мне пишлось служить на К-19 под командованием командира капитана 2-го ранга Адамовым Олегом Евстахиевичем! Который помог мне в годы службы .

  16. Был прикомандирован с экипажа К-149А КГДУ и в то же время командиром 10-го отсека.Командиром был Пивнев Ю.С.
    Автономка прошла без всяких замечаний. Вахту на пульте нёс в паре с Белиницыным. Интересно узнать его судьбу,может кто знает?
    Юрий Майстренко.

  17. Здравствуйте, кто служил в разные годы на К-19!
    Вижу сердитый комментарий Borisychа, и хочу его немного успокоить. В статье, которую мы комментируем, автор одно событие небрежно наложил на другое: аварию 61-го года, когда хоронили погибших моряков, не объявляя об этом на всю страну, и аварию 72 года, о которой публично долго молчали. И получилось у автора, что погибших 72 году хоронили тайно. Нет смысла ругать автора, который не показал текст граммотному человеку, чтобы избежать подобных накладок.
    Borisych, Вы пишете, что Ваш отец был замполитом у Виктора Павловича, т.е. Ваша фамилия Веремьюк. Ваш отец и Виктор Павлович Кулибаба подписали поздравительную открытку на мой день рождения в сентябре 1971 года, открытку и флотские фотографии (дембеля 1971 года с Логиновым Владимиром Павловичем, портрет Цыганкова Льва Николаевича (командир моего 8-го отсека), Валентина Николаевича Заварина и другие). Об аварии 72 года я узнал случайно, увидев в марте 1972 года обложку журнала «Пари матч», на которой было лодка 658М проекта и портрет адмирала Борисенко, который дважды ходил в автономку на К-19 в 69 и 70 годах. Потом я встретил начхима Давыдова Владимира Ивановича, Заварина Валентина Николаевича, от которого получил текст песни и много фотографий о флоте. Несколько раз встречал Виктора Павловича Кулибабу, когда он преподавал в училище Ленкоме, когда он вернулся из Вьетнама. Когда он заболел мы общались по телефону, он понимал речь и активно реагировал, радовался каждому звонку.
    Увы, несправедливость продолжает нас преследовать — на стене памяти в Сестрорецке у собора Петра и Павла в ячейке, посвященной аварии на К-19, нелепо совместили две аварии «Дата аварии — 1972 год, суть аварии — во время учений Полярный круг произошла разгерметизация кормового реактора, погибло 28 членов экипажа».

Добавить комментарий